Что приходит в школу вместе с ЕГЭ?

Впечатления вчерашней школьницы от обучения в «реформированной» — заточенной под ЕГЭ — школе.


ЕГЭ штука очень плохая. Зловредная и развращающая. Это вовсе не «проверка знаний». Это способ кардинально изменить учебный процесс. А вместе с этим изменить школьников. Под знаменами «модернизации» и «улучшения стандарта образования» привычный школьный уклад меняет свой облик до неузнаваемости.

Как ЕГЭ изменил сам процесс обучения в моей школе?

В нашей школе все началось со смены школьного управления. С появления новой директрисы и смены преподавательского состава. Без преувеличения скажу, что нас это в конце девятого класса очень сильно подкосило. Было навязчивое ощущение, что уходят те учителя, у которых самые интересные занятия и самые хорошие отношения с учениками. Конечно, этих учителей никто не увольнял. Им приходилось уходить из-за «разногласий с руководством». Кое-кто из сильных учителей старого состава все же остался. А вот новые, видимо, тщательно отобранные в связи с реформами образования (чтобы вели «правильно», в соответствии с «госстандартом»), производили удручающее впечатление. Так или иначе, почти все пели под «егэшную дудку». В десятом и одиннадцатом классах на уроках слишком часто звучали слова «реформа образования», «стандарт обучения», «департамент образования», «министерство образования» и так далее в том же духе. Не все подряд — кто-то в большей, кто-то в меньшей степени — поддерживали новую систему образования. В то время как учительница Е.А., тяжко вздыхая, рассказывала об очередных изменениях в госэкзаменах и говорила, что понимает, как нам тяжело, но надо, надо выстоять и подготовиться, учительница М.А. объясняла, что эти требования справедливые, что иначе мы свои знания не докажем. Министерство образования создало прекрасную возможность продемонстрировать свои знания. Если они у нас есть. Казалось, что все эти новые правила, по которым мы учились, придуманы специально для того, что бы сделать хуже нам, ученикам. И учитель, защищающий указания из департамента образования, сразу превращался в злодея.

Процесс учебы обескураживал. Некоторые предметы выпадали из программы (убрали немецкий язык, русскую словесность, астрономию), другие отходили на второй план. Большинство старшеклассников реагировали положительно. Ребята говорили: «Зачем мне эти предметы? Мне по ним ЕГЭ не сдавать». Я и сама так говорила. И вот тут возникает противоречие. Мы — в большинстве своем — понимали, что нельзя «задвигать» одни предметы, а другие оставлять. Всем нам родители говорили, что раньше они учили все предметы. А у нас сейчас так не получалось. Но как же успевать учить все предметы, если только по некоторым надо будет сдавать ЕГЭ? Так вот и складывалось, что какие-то предметы мы в старших классах изучали мимоходом. И это было совсем, совсем нехорошо. Те предметы, которые большинством не сдавались, изучались поверхностно — это было формальное прохождение программы. Если бы нам в конце обучения дали обычную контрольную по физике, мы и половину не решили бы (я училась в гуманитарной подгруппе). Так плохо нам преподавали историю — несмотря на наш «гуманитарный» профиль. В одиннадцатом классе историю для гуманитариев и физмата объединили, сделали общие часы. То есть гуманитарной группе класса часы профильного предмета сократили (примерно вполовину), программу, естественно, тоже.

«Важность» предмета заключалась в том, насколько много людей собиралось сдавать по нему ЕГЭ. Во второй половине одиннадцатого класса и речи не шло о химии — один человек, биологии — три человека, истории — два человека. Все штудировали лишь то, что будут сдавать на экзаменах. Мы буквально не расставались со сборниками вариантов ЕГЭ. Уроки по основным предметам проходили по принципу: «темы, наиболее часто встречающиеся в ЕГЭ», — и тесты, тесты, МНОГО тестов. За бешеным изучением справочников с основными вопросами из госэкзамена программа отходила на второй план. И даже те, кто действительно считал общее изучение всех предметов делом важным, сдавались и принимались изучать сборники вариантов. Во втором полугодии одиннадцатого класса у физико-математической подгруппы не было физики. На уроки физики ходили только те, кто собирался ее сдавать. Все остальные занимались подготовкой по своим предметам, так как основную программу по физике прошли в первой половине года. Сейчас самым обидным кажется то, что такое рвение в подготовке мало у кого повлияло на результаты экзаменов.

Получалось, что в старших классах процесс обучения становился весьма однобоким. А ведь так не должно быть. В этот период школьники формируют свой взгляд на мир и пытаются определиться с тем, что им действительно интересно и чем хотелось бы заниматься в будущем. Завершается формирование личности с ее мировоззрением. А в ситуации со сдачей ЕГЭ желательно уже в конце девятого класса определиться с выбором предметов и запустить на два года машину подготовки, плюс «механическое» прохождение всей остальной программы, с экзаменами никак не связанной.

«Красной нитью» через последние годы обучения прошли электронные тестирования. С модернизацией в школе появились ноутбуки, система электронных журналов, персональные аккаунты на МИОО. Не могу говорить за всех, но лично у меня это вызывало раздражение. Пароли и логины я теряла практически каждый месяц. Да и решение тестов в электронной системе — процедура своеобразная. Для начала нужно зайти на сайт. Это не всегда получалось с первого раза. То браузер не тот, то округ не тот, то вообще оказывалось, что вводимый пароль не от системы «Статград», а от чего-то другого. Или от системы «Статград», но для выполнения другого вида работ. (За последние два года школьного обучения я очень много слышала про «ФИПИ», «МИОО», «Статград» и прочие очень-внушительные-названия-всяких учреждений, в которых сидят одни методисты, исследователи и прочие важные специалисты, но абсолютно не представляю себе, что это такое. Они постоянно что-то разрабатывают и присылают в школу.) Потом надо сориентироваться в навигации, найти, что тебе нужно сделать, и разобраться с системой прохождения тестов в целом. Как система отметит мои ответы? Проверит их система или нет? По какому принципу, например, считаются баллы в результате? Как считаются проценты? На время это или нет? А если я закрою диагностическую работу во время прохождения и решу сделать ее в другой раз, система отметит результат или нет?

По собственной инициативе я ни разу не открывала эту мудреную штуку. Уж лучше по-простому, письменно, на бумажке, черкая ручкой в сборниках заданий. Мне кажется, что такое нагромождение «мишуры» ужасно мешало не только процессу обучения, а даже собственно самой подготовке к ЕГЭ. Эта постоянная гонка в стремлении сделать все «официально», «как надо», с отчетностью, по последним технологиям все усложняет. Не бывает официально и просто одновременно! Везде своя процедура, свой набор правил и бумаг. Для меня это было одной из самых больших проблем, связанных с ЕГЭ. Когда я сдавала экзамен по биологии и проходила КПП (именно так это и называется: «контрольно-пропускной пункт»), то видела, как одну девочку не пустили на экзамен, потому что она забыла пропуск. Ведь в конце экзамена в этот пропуск надо поставить печать, что она написала экзамен и сдала свою работу. А куда без этого? Как же так, ей же некуда будет поставить печать? Возмутительно. Преподавателям в этом отношении было не легче. Учителя вели электронный журнал под отчетность, постоянно куда-то заносили данные класса в электронном виде и так далее. Их все время нагружали бумагами, бланками, списками, приказами. Ужасное, огромное количество формальностей, которые надо соблюсти. Например, когда присылали пробные варианты экзаменов, после написания работы много времени уходило на заполнение всех ответов по формам. Потом всю эту статистику надо было высылать в методические центры, где ее проверяли. Е.А. нам показывала стопки бумаг для заполнения данных класса, когда мы не могли понять, почему так долго нет результатов. Иначе ведь образование не соответствовало стандарту.

Некоторые учителя всеми силами старались совместить процесс обучения с подготовкой к ЕГЭ, по-прежнему вести свой предмет. Как обойти шаблонную подготовку к ЕГЭ? Как преподавать так, чтобы и знания усваивались, и единый экзамен школьник мог сдать? Задача действительно трудная. Особенно если учителям важно обучать детей, а не «отбывать номер». Одна из моих учительниц (В.Б.) сразу нам сказала: «Никаких тестов у вас не будет. Даже не надейтесь», а тех, кто сдавал ЕГЭ по ее предмету, она готовила отдельно. Но не каждый учитель готов пойти на такое! А если в школах будут именно те, кто предпочитает «отбывать номер»?

Проявление у отдельных преподавателей определенного фанатизма по отношению к выполнению приказов вышестоящих инстанций представляется мне очень характерным. Ведь чтобы изменить школу, реформаторам образования нужно изменить преподавателей. Страшнее всего перспектива того, что учителя на самом деле будут соответствовать процессу «модернизации». И те, кто действительно хочет учить детей, давать знания, минуя те изменения в процессе обучения, которые возникли в связи с ЕГЭ, будут все меньше и меньше попадать в школы. Такие учителя действительно застопорят процесс «модернизации». Что станет со школьным образованием, если директор школы, стремящийся угодить начальству и поддержать реформу образования, будет допускать в школу учителей, которые ведут уроки так, как этого требует подготовка к ЕГЭ? Если класс, в котором никто не сдает, например, химию, не будет изучать этот предмет? Я высказываю это опасение, вспоминая таких учителей в нашей школе. Не хочу описывать таких преподавателей отдельно. Иначе выйдет так, будто я жалуюсь на конкретных людей. Но ряд черт превращает их в рычаги реформы образования. Полная поддержка реформ и некоторая комичная преданность министерству образования, неукоснительное соблюдение всех предписаний свыше касательно учебного процесса, едва ли не зачитывание указов Департамента образования города Москвы (зачитывались отрывками, время от времени, чтобы мы могли осознать всю серьезность и важность происходящего), подготовка к экзаменам и контрольные сводятся к решению вариантов ЕГЭ. Сейчас все эти качества у учителя – исключение из правил. Хочется верить, что так будет и в дальнейшем.

Отмечу, что все это я писала на примере собственной школы. Надеюсь, что где-то таких тенденций не наблюдается. Потому что если так будет во всех школах, если ситуация будет усугубляться, то «храм знаний», через который обязаны пройти все дети, превратится в конвейер, навязывающий школьникам шаблонный способ мыслить.
Автор: Варвара Рюмина | Источник: scepsis.net | Просмотров: 5247 | 24 июля 2014
Математика ← Смеси и сплавы
При смешивании 40%-ного раствора кислоты с 10%-ным раствором кислоты получили 800г 21,25%-ного раствора. Сколько граммов каждого раствора было для этого взято?



Обратная связь

© 2008-2017. «4ЕГЭ»
Если нашли ошибку в тексте, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter.