ЕГЭ И ГИА в России: списывают?

ЕГЭ И ГИА в России: списывают?С конца мая до середины июня полтора миллиона девятиклассников и одиннадцатиклассников нашей страны сдавали государственные экзамены. Как обычно, они проходили в трёх формах. Одиннадцатиклассники сдавали ЕГЭ, а девятиклассники либо выбирали традиционный экзамен- письменный по математике и русскому языку и устный по остальным предметам- либо предпочитали экзамены «в новой форме». Со следующего года выбора у них не будет: в 2013 году «новая форма» или, как ее чаще называют, ГИА (аналог ЕГЭ) полностью заменит собой традиционный экзамен. К сожалению, между всеми этими экзаменами есть одно общее. Перефразируя Карамзина, «если б захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: списывают!».


Списывали не всегда. С начала сороковых годов до середины пятидесятых обучение в старших классах и в вузах было платным, его стоимость составляла около 10% средней зарплаты. Когда родители платят за обучение, нацеленность на результат возрастает, и к домашним заданиям серьезней относишься, и не очень-то попрогуливаешь. Те, кто не был склонен к наукам, шли получать профессию. Но программа была такой, что усвоить её было можно. Лучшие из лучших награждались медалями, могли сесть на поезд, приехать из Новокузнецка в Москву и поступить в МГУ. Без «блата» и «взяток»— таких слов в языке ещё не существовало, как до сих пор не существует глагола «списывать» в нынешнем японском языке: там этим словом нечего называть.

В семидесятых началась реформа советского образования. В конце семидесятых в школу пришли настолько трудные учебники математики, что понять и усвоить их содержание было непосильным не только для большинства учащихся, но и для многих учителей. Позже их изъяли и заменили более простыми, но зерно лжи было посажено - ставить всем двойки не хотели и не могли, и успеваемость стали завышать. На почве распространенных приписок для улучшения показателей во многих областях советской жизни образовательная ложь проросла так, что искоренить ее не удается до сих пор.

С того самого времени получила широкое распространение повсеместная практика торговли заданиями выпускных экзаменов по математике. Тогда экзаменационные варианты рассылались из Москвы в регионы, а оттуда поступали в школы в запечатанных конвертах. Конверты вскрывались за час до экзамена экзаменационной комиссией - директором школы и учителями - а затем условия заданий выписывались на доске для учащихся. При желании конверт можно было вскрыть заранее, что и объясняет источник утечек. В Москве задания продавались у памятника Маяковскому, в Ленинграде - на Финляндском вокзале и возле Казанского собора. Цены по тем временам были серьёзными: три ру:) - условия, пять рублей (100 поездок на автобусе)- условия с решениями. Задания продавались заблаговременно, примерно за неделю до экзамена. Известны случаи, когда учащиеся на предэкзаменационной консультации просили ничего не подозревающего учителя разобрать «несколько непонятных задач», в результате чего целые классы получали только пятёрки.

Как ни странно, положить конец этой системе удалось за один день. Городской методист по математике (В. Б. Некрасов, он и сейчас работает в этой, называющейся теперь по-другому должности), в очередной раз увидев варианты в продаже, позвонил в Министерство просвещения и по телефону прочел министерским работникам вариант экзамена, который должен был состояться через несколько дней. В Ленинград, в городской отдел народного образования Ленинградского Совета депутатов трудящихся, тут же выехала комиссия с новым экзаменационным вариантом, который разослали в школы накануне экзамена.

На следующий год звонить в министерство уже не понадобилось. Как обычно, за неделю до экзамена конверты с заданиями разослали в школы, они снова появились в продаже, но из Москвы снова был привезен новый вариант, который прочитали по телевидению. Это решение прослужило городу 35 лет вплоть до введения ЕГЭ: конверты с заданиями упразднили, экзаменационный вариант существовал в единственном экземпляре и зачитывался по телевидению за несколько минут до начала экзамена. Ленинград был единственным городом СССР, а потом России, где получить условия заранее было невозможно.

Но время шло. Наступила перестройка, появились компьютеры, принтеры а для использования множительной техники больше не нужно было получать разрешение КГБ. Технические новшества немедленно проникли в сферу выпускных экзаменов. В продаже появились сборники сочинений на сотни тем школьной программы, которые оставалось только разорвать на отдельные странички, пронести на экзамен и, выбрав нужную, незаметно списать.

Преподаватели старой закалки не успевали за новыми технологиями и даже не понимали, что происходит. Я помню, как, учась в университете, стал свидетелем разговора между пожилым профессором и девушкой, которая списывала билет со шпаргалки. Он недоумевал, как так получилось, что у студентки оказались готовые ответы как раз на те вопросы, которые достались ей в билете. А она не признавалась, что шпаргалки у нее были на все вопросы, просто нужные она успела достать, а непонадобившиеся были хорошо спрятаны.

Потом появился интернет. Он был еще очень медленным; модемы, шипя, звонили в сеть по телефонным проводам, а Яндексу только исполнился год. Но уже в 2001 году в интернет был выложен вариант выпускного экзамена по математике для 11 математических классов. Шесть заданий с написанными от руки решениями. Не думаю, что его нашли многие. Но министерство немедленно изменило порядок разработки экзаменационных вариантов. За несколько месяцев был подготовлен задачник, содержащий несколько тысяч задач от самых простых до довольно трудных. Из этих задач ежегодно комплектовалось несколько десятков различных экзаменационных работ, список которых объявлялся весной. А сам номер работы определялся в прямом эфире телевидения непосредственно во время экзамена. Петербургская идея заработала в масштабах всей страны. Точно так же определялись темы сочинений. Эта схема применялась на экзаменах с 2002 по 2009 год, непосредственно предшествуя экзамену в формате ЕГЭ, и она полностью исключала утечки вариантов работ до экзамена.

Впрочем, в использовании на экзаменах задач из открытого задачника был свой минус: издательства сразу же выпустили решебники, а в интернете появились сайты с бесплатными решениями. Школьнику оставалось только принести с собой книжку, открыть ее на нужной странице и аккуратно переписать решение в тетрадь. В то время мобильные телефоны еще не позволяли подключаться к интернету прямо во время экзамена. Но это время пришло.

Нынешние мобильные телефоны позволяют не только найти решение задания в интернете, но и отправить своё задание другу, репетитору или в социальную сеть. На этом был основан один из грандиозных проектов, который использовался в 2010 и в 2011 году. Идея организаторов была такова: придя на экзамен, учащиеся фотографируют мобильным телефоном свои задания и отправляют их на страницы группы ВКонтакте. В группе заранее подготовлены страницы для всех школьных предметов и разных комплектов заданий в зависимости от часового пояса. Заранее были набраны добровольцы - студенты и учителя, которые решали присланные задания и выкладывали их решения в этой группе. Выпускникам оставалось лишь зайти во время экзамена в интернет и переписать решения в экзаменационные бланки. Кроме того, был организован так называемый мобильный сервис: решения реальных вариантов ЕГЭ рассылались прямо на мобильные телефоны. Сервис был платным и число его пользователей, по словам организаторов, достигло 100 тысяч человек. Негодяи действовали очень оперативно: решения заданий размещались уже через час после начала экзамена.

В силу небывалого размаха об истории стало известно всем, но целую неделю до вмешательства высшего руководства страны Рособрнадзор отказывался признать всем известные и обнародованные факты. Отказывается и сейчас, подчеркивая, что результаты 2011 года согласуются с результатами 2010. При этом обычно предпочитают не упоминать, что количество тех, кто получил на экзамене по математике наивысшие баллы, увеличилось чуть не в полтора раза. И это притом, что значимых отличий действительно быть не должно: в2010 году списывали точно так же.

Но все-таки ответ нарушителям был подготовлен. С этого года задания ЕГЭ размещаются на уникальном для каждого экземпляра фоне, состоящем из по-разному повернутых треугольников, рисунок которых позволяет однозначно идентифицировать владельца. Не раскрывая подробностей, разработчики сообщают, что фоновый рисунок является только одной из семи степеней защиты. Внедрение этой технологии, уменьшило количество фотографий экзаменационных заданий в интернете в 100 раз. И если в прошлом году их было более 7000, то в этом порядка 70. За время экзаменов было выявлено более 140 нарушителей, пользующихся на экзамене интернетом, и результаты их экзамена аннулировали (в прошлом аннулировали 11 работ). Кроме того, администрация социальной сети ВКонтакте оперативно блокировала группы, в которых выкладывались фотографии заданий.

Ответный шаг не заставил себя ждать. Защитный рисунок и блокировка групп прослужили всего неделю. Следующий ход был за владельцами торгующих решениями сайтов и администраторов групп ВКонтакте. Они разместили призывы отсылать фотографии с экзамена на их личную почту. Затем они просто перепечатывали задания и от своего имени размещали в интернете. Задержка, вызванная необходимостью перепечатывать условия, составляла чуть меньше часа. А дальше происходило всё то же самое, что и раньше: незамедлительно поступающие ответы становились доступными для всех желающих. Впрочем, решения зачастую были за деньги, от 200 рублей за предмет. Причём самые предприимчивые деньги брали, а решений не предоставляли.

Причины этого понятны: в России нет законодательной базы, позволяющей привлекать за подобные нарушения к ответственности. И если год назад чиновники грозились инициировать изменения в законодательстве и ввести уголовную ответственность за незаконное распространение экзаменационных материалов, то в этом году они даже не упоминают о своих обещаниях. А ведь путем борьбы с утечками и со списыванием прошли многие страны, и осмысление их опыта пригодилось бы тем, кто принимает решения.

В конце 19 века в Принстонском университете списывали так, что на экзамены приглашалась полиция; однако и ее присутствие слабо помогало. Сейчас там на экзаменах преподавателей нет вообще - студенты сидят одни. Как такое может быть? Было принято решение отчислять за списывание. Минимум - на год, максимум - навсегда. За соблюдением порядка студенты следят сами и следят очень строго. Во Франции за порядком следят наблюдатели, экзаменационную аудиторию нельзя покидать ни под каким предлогом. За списывание на экзамене сдающий лишается права сдавать любые государственные экзамены в течение 5 лет. Нельзя ни получить права, ни сдать квалификационный экзамен на профессию. Пять лет сурово? В Китае - в черный список попадают навечно. Везде, где за обман государства на экзамене предусмотрена серьёзная ответственность, списывание удается свести к нулю. А что же у нас? Пересдача через год. Так ведь списывающий ничем не рискует: он так и так не может сдать экзамен в текущем году, потому он и списывает.

Чтобы дезориентировать нарушителей, в этом году при негласном одобрении Рособрнадзора энтузиасты осуществляют целенаправленный вброс в интернет фальшивых экзаменационных заданий и фальшивых ответов. Официально эту информацию не подтверждают: ни у кого нет уверенности, что размещение фальшивок- это хороший ход, который общество готово поддержать. Впрочем, эффект хоть и есть, но небольшой: вброшенные поддельные варианты растворяются среди настоящих.

Вообще проведение экзаменов напоминает истории про Дневной и Ночной Дозоры и игру в «Мафию» одновременно. «Город засыпает, просыпается мафия», - говорит неведомый ведущий, и Дозоры выходят на тропу. Одни вбрасывают фальшивые варианты, другие отправляют подлинные, третьи перепечатывают их и размещают под своим именем, четвертые воруют все, что видят, и публикуют у себя в группах, помечая своим логотипом, пятые следят за ними всеми и пишут письма в министерство, шестые пытаются разобраться во всей этой чехарде и отыскать те задания, которые действительно только что были отправлены с экзамена на Дальнем Востоке и могут встретиться на экзамене в Москве. А есть ещё самоотверженно стоящие на посту эксперты группы мониторинга Рособрнадзора, проводящие долгие ночи напролёт перед экранами мониторов, модераторы социальных сетей, и те, кто просто печалится, наблюдая это грустное представление. «Мафия засыпает, город просыпается», - и всё начинается по новой.

В этом году особенно проявился масштаб списывания ГИА девятиклассниками. Все задания по всем предметам были выложены в интернете ещё в конце мая, за четыре дня до первого экзамена. Лежали и условия, и решения, и просто таблицы с ответами. Ко времени последних экзаменов у школьников было две недели, чтобы найти эти ответы и детально ознакомиться с ними. Всё то же самое было в прошлом и в позапрошлом году. На фоне скандалов со списываниями ЕГЭ утечки ГИА остаются в тени и не привлекают массового общественного внимания. Но масштабы этих утечек грандиозны, а решать проблему никто не собирается. Чиновникам проще заявить о том, что черное - это белое, а всё остальное - наветы клеветников.

Но прятать голову в песок глупо. О том, что происходит с российскими экзаменами, знают сотни тысяч детей, их родителей, учителей. Знают не первый год. В этом году, как обычно (!), тысячи девятиклассников пришли на экзамен с готовыми ответами на экзаменационные вопросы. Тысячи одиннадцатиклассников в очередной раз читали подсказки с экранов мобильных телефонов. Тысячи студентов сдавали скачанные из интернета чужие рефераты. Открыто, не таясь и не стесняясь. Страшно будет жить в обществе, где целым поколениям с самого детства жульничество понятно и привычно, где взрослые нарушают законы сами и попустительствуют нарушению законов детьми.

Не пора ли принять меры? Прежде всего, законодательные и технические. Но не только. Пора разрешить сдавать и пересдавать экзамены несколько раз и разрешить выбирать лучший результат. Необходимо открыть задания ГИА и ЕГЭ по всем школьным дисциплинам, разместить их в интернете, обсудить с профессиональным сообществом и сделать доступным для учащихся. Требуется привести в соответствие экзаменационные задания и учебники, которые сейчас более чем далеки друг от друга.

И если на экзамен школьник будет идти показывать свои знания, а не отгадывать загадки экзаменаторов и не бороться с ними, тогда и жульничества будет меньше.

Дмитрий Гущин, петербургский педагог, Почётный работник образования РФ, Учитель года России
Учительская газета
Просмотров: 10573 | 14 декабря 2013
Математика ← Задание 1
Цена на бензопилу была повышена на 15% и составила 3565 рублей. Сколько рублей стоил бензопила до повышения цены?



Математика ← Устный счёт
Найдите корни уравнения



До ЕГЭ 2018 осталось | Заставка

Если нашли ошибку в тексте, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter.
© 2008-2017. «4ЕГЭ»